Тяжелый танк Тигр

Тяжелый танк Тигр
(Германия)

Что первое приходит Вам в голову, когда вы слышите словосочетание «немецкий танк»?
Скорее всего, это будет Panzerkampfwagen VI ausf E, он же легендарный и ужасный «Тигр». Этот танк играет главные роли вражеских машин во множестве фильмов – от «Аты-баты шли солдаты» до спилберговского «Спасения рядового Райана» (справедливости ради стоит заметить, что почти нигде в фильмах не показаны «правильные» «Тигры», обычно их роль играют другие танки). В этой статье автор попытается выяснить, насколько обосновано такое воспевание данной машины немецкими военными и боязнь ее солдатами государств-противников Германии.

В 1937 году немецкий генштаб требовал более тяжелый и мощный танк, чем ставшие серийными Pz III и Pz IV и он должен был выполнять роль танка прорыва. Согласно требованиям, масса нового танка должна была быть около 30 т., броня-около 50 мм.
В результате фирмой „Хеншель” (Henschel) был создан прототип танка DW I(Durchbruchwagen – машина прорыва). Ходовая часть состояла из пяти катков на сторону на торсионной подвеске. Бортовая броня корпуса изготавливалась из двух частей, соединявшихся позади боевого отделения (металлургические заводы еще не могли в то время изготовить катаные броневые листы большого размера толщиной 50 мм).
DW II, заказанный в 1938 г., по существу был улучшенным DW I с другими гусеницами и бортовой броней корпуса из одного листа. Двигатель «Майбах» HL 120 вместе с восьмискоростной КП «Майбах» Variorex сообщал танку скорость 35 км/ч . На танк предполагалось установить башню от Pz.Kpfw.lV с 75-мм пушкой и спаренным пулеметом MG 34. Второй пулемет должен был устанавливаться в лобовом листе корпуса справа. Как и в первом случае, дело ограничилось постройкой и испытаниями шасси.

Аналогичная конструкция корпуса была сохранена и на следующей модели VK3001(H). 9 сентября 1938 г. управление вооружения выдало фирме «Хеншель» запрос на танк VK3001. Фирма за основу взяла свой прототип DWIII, заменив лишь конструкцию гусеницы. В начале 1940 г. провели первые испытания, после чего последовал заказ на 8 шасси. Первый VK3001(H) был готов в марте 1941 г., но уже в мае решено было отказаться от этого проекта в пользу более тяжелого VK3601. Еще два шасси VK3001(H) были изготовлены в октябре 1941 г. Они подверглись тщательным испытаниям вместе с VK3601, а в последствии и с VK4501 H. После окончания войны шасси VK300I было обнаружено на испытательном полигоне «Хеншель» в состоянии на ходу. Фирма «Крупп» (Krupp) изготовила 12 башен, 6 из которых с пушкой KwK L/24 были установлены на фортификационных сооружениях. VK3001 применялся лишь в школах для водителей танков, всего было изготовлено 4 экземпляра.
В начале 1942 года два шасси были переделаны в тяжелый истребитель танков, вооруженный 128-мм пушкой фирмы «Райнметалл» (Rheinmetall). Полное название машины- Selbstfahrlafette L/61. Эти САУ действовали на восточном фронте под Сталинградом. Одна из них в конце 1943 года была захвачена невредимой советскими войсками, затем выставлялась как трофей на выставке в 1944 г., сейчас эту уникальную САУ можно увидеть в музее в подмосковной Кубинке

26 мая 1941 года фирмам «Хеншель» и «Порше» (Porsche) был выдан заказ на производство прототипа тяжелого танка, вооруженного пушкой, снаряд которой пробивал бы 100-мм брони с расстояния 1500 м. Сам же танк должен был быть защищен от обстрела такой же пушкой. «Хеншель» взял за основу свою машину VK3001(H), но поставил в ходовую часть восемь катков большого диаметра, а «Порше» воспользовался проектом VK3001-Leopard. Новый танк «Хеншель» получил индекс VK3601(H). Боевая масса VK3601 (Н) составляла 32 тонны, экипаж-5 человек. Двигатель HL174 позволял развивать максимальную скорость 40 км/ч. VK 3601 (H) с самого начала рассматривался в качестве промежуточной модели, как ступенька к следующей, более мощной боевой машине. Именно поэтому планируемый выпуск этого танка был ограничен 172 экземплярами. В конце июля 1941 работы над танком должны были быть отменены, в виду того, что нельзя было завершить работы над танковой пушкой Gerat 0725, для ее боеприпасов нехватало вольфрама. Тогда решено было использовать 88-мм пушку KwK 36 (пушка была разработана с использованием качающейся части знаменитого зенитного орудия Flak-18/36, получившего также дульный тормоз и электроспуск) , уже подготовленную для танка «Порше» VK4501 (Р). Эти башни были сделаны фирмой «Крупп». Для установки крупповской башни потребовалось увеличить диаметр башенного погона в свету с 1650 до 1850 мм, что вызвало изменение верхней части корпуса. У VK 3601(Н) появились надгусеничные ниши, а масса возросла до 45 т. Конструктивные изменения повлекли за собой и смену индекса: танк стал называться VK 4501 (Н). Теперь после небольшой модернизации крупповской башни проект VK360l быстро переработали под проект VK4501 (Н). Шесть башен, изготовленных для VK3601 (Н), были переданы для установки на фортификацион­ных сооружениях. В середине 1941 года «Хеншель» построил два прототипа: VK4501(H)H1 и VK4501(H)H2. Модель H1 была вооружена 88-мм орудием KwK 36 L/56, установленным в модифицированной башне, которую компания «Крупп» построила для прототипа «Порше» VK4501 (Р).
Модель H2 была вооружена 75-мм орудием KwK 42 L/70 (Производство фирмы «Райнметалл»), установленным в новой, специально разработанной, башне. В последствии эти башни были установлены на некоторых модификациях «Пантер». H2 существовал лишь в виде деревянной модели.

И все же 22 июня 1941 года Германия вступила в войну с Советским Союзом не имея на вооружении серийного тяжелого танка (не считая нескольких трофейных французских и британских машин, которые на Восточном фронте не воевали). При этом Советский Союз имел большое количество тяжелых танков КВ и средних Т-34, которые своими 76,2-мм орудиями с легкостью поражали любой немецкий танк при том, что немецкие танки практически были бессильны против брони КВ и Т-34. Приходилось немцам применять 88-мм тяжелые зенитные орудия и 105-мм полевые пушки. Ну и конечно вездесущие «Люфтваффе» помогли. Как видите, превосходство советских танков было нивелировано тактическим превосходством немцев. Но это совершенно другая тема.

В конце 1941 года «Хеншель» сконцентрировал усилия на разработке прототипа H1. Проект был окончен 17 апреля 1942 года. 19 апреля 1942 года оба прототипа («Порше» и «Хеншель») прибыли на железнодорожную станцию рядом с Растенбургом и затем отправились своим ходом в Растенбург. До города было всего 11 км., но обе машины за время поездки успели сломаться по несколько раз. Прототипы были показаны Адольфу Гитлеру в день его рождения, 20 апреля 1942 года. На следующий день обе машины прибыли в ставку. После торжественной части (Фердинанду Порше вручили «Крест за военные заслуги I класса») Гитлер около получаса осматривал машину Порше, внимательно выслушивая объяснения конструкторов. Танку «Хеншель» он уделил всего 2-3 минуты. После обеда прибыл Геринг. В присутствии его и министра вооружений Шпеера состоялись испытания на скорость. На участке 1000 м VK 4501 (Р) развил максимальную скорость 50 км/ч, а его конкурент на участке 850 м – 45 км/ч. При этом двигатель VK 4501(H) перегрелся настолько, что возникла угроза пожара. После охлаждения двигателя танк был вновь готов к действию. Главный инженер фирмы «Хеншель» Курт Арнольд предложил Шпееру сравнительные испытания на маневренность, судя по всему, не без тайного умысла: он хорошо знал слабые места машины Порше. Сырая, не доведенная электротрансмиссия серьезно затрудняла маневрирование. VK 4501(Р), например, с огромным трудом танк совершал повороты на 90″. На этом фоне VK 4501(H) показал себя с самой лучшей стороны – многотонная машина крутилась буквально на пятачке, приводя в восторг зрителей. Впрочем, эта демонстрация танков, по сути, ничего не решала – впереди были настоящие испытания на полигоне Берка, куда в мае 1942 года прибыли два VK 4501 (Р) и один VK 4501 (Н). В результате у танка фирмы Porsche, как и в случае с VK 3001 (Р), выявили низкую надежность электротрансмиссии. Кроме того, машина имела неудовлетворительную проходимость и маленький запас хода – всего в 50 км. Поскольку Гитлер хотел использовать новые танки и в Северной Африке, этот показатель должен был равняться как минимум 150 км. Разместить же дополнительное количество топлива в танке оказалось невозможно из-за отсутствия места. Легко было предвидеть и многочисленные трудности, которые могли возникнуть при эксплуатации боевой машины на фронте. Необычная трансмиссия требовала переподготовки механиков-водителей и специалистов ремонтных служб. Взвесив все “за” и “против”, несмотря на особое расположение Гитлера к доктору Порше, проводившая испытания комиссия приняла решение в пользу танка фирмы «Хеншель». Гитлер вынужден был согласиться. Машина получила обозначение Pz.Kpfw.VI (Sd.Kfz.181) Tiger Ausf.H1, а после принятия на вооружение в 1944 году танка Tiger II название изменили на Tiger Ausf.E или Tiger I.
Уже изготовленные на заводе Nibelungenwerke 90 шасси VK 4501 (Р) было решено использовать в качестве базы для тяжелых штурмовых орудий, вооруженных 88-мм противотанковой пушкой, созданной на базе зенитки Flak 41 с длиной ствола в 71 калибр, – будущих “Фердинандов”. Но об этом далее.
В июле 1942 года «Тигр» Henschel – VK4501(H) был принят на вооружение и начал собираться на заводах Henschel в Касселе (Германия). Выпуск танков пред­полагалось начать в июле 1942 г. с тем, чтобы к 12 мая 1943 г. — сроку планируемого летнего наступления – иметь 285 новых танков. В свя­зи с прекращением работ по VK4501 (Р), количество планируемых VK4501 (Н) было увеличено на 50 единиц. В начале августа 1942 года началось серийное производство нового тяжелого танка, что, впрочем, не означало конец испытаний. Они продолжались, но уже на главном танковом полигоне вермахта в Куммерсдорфе. Первый танк прошел к тому времени 960 км. По среднепересеченной местности машина развивала скорость до 18 км/ч, расход топлива составлял при этом 430 л на 100 км.Опыт, полученный при разработках VK3001 и VK3601, был использован и при создании модели VK4501 (Н). Компоновка как самого танка, так и моторно-трансмиссионного отделения осталась такой же, как у VK 3001 (Р). Два расположенных параллельно друг другу 10-цилиндровых V-образных карбюраторных двигателя воздушного охлаждения Турe 101/1 мощностью 320 л.с. каждый с помощью клиноременной передачи приводили во вращение роторы двух генераторов. От последних электроэнергия подавалась на два электромотора, вращавших ведущие колеса танка. Всю электрическую часть трансмиссии поставила фирма Siemens-Schuckert.
Компоновка танка “Тигр” представляла собой классический вариант с передним расположением трансмиссии. В передней части находилось отделение управления. В нем размещались коробка передач, механизм поворота, органы управления, радиостанция, курсовой пулемет, часть боекомплекта и рабочие места механика-водителя (слева) и стрелка-радиста (справа). Боевое отделение занимало среднюю часть танка. В башне устанавливались пушка и спаренный пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. В корпусе в нишах, по стенкам и под поликом башни размещался боекомплект. На днище танка – гидропривод поворота башни. В моторном отделении располагался двигатель и все его системы, а также топливные баки. Моторное отделение отделялось от боевого перегородкой.
«Тигр» имел 24 расположенных в шах­матном порядке в четыре ряда катка (размер катка 800х95 мм)на борт на торсионной подвеске для своих 57 тонн. Эта система с торсионной подвеской обеспечивала плавный ход машины и относительное удобство экипажа. Однако при эксплуатации танков на Восточном фронте в зимнее время между катками набивались грязь и снег, которые замерзали за ночь и к утру блокировали ходовую часть «Тигров». Конструкцию ходовой части разработал советник имперского управления вооружений инженер Г. Книпкамп – активный участник проектирования целого ряда германских бронированных машин. Подвеска – индивидуальная, торсионная, одновальная. Балансиры передних и задних опорных катков снабжались гидравлическими амортизаторами, размещенными внутри корпуса. Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 20 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Направляющие колеса-литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц. Ахиллесовой пятой ходовой части “Тигра”, от которого никак не удавалось избавиться, был быстрый износ и последующее разрушение резиновых бандажей опорных катков, именно поэтому с января 1944 г. танки оборудовались стальными катками с внутренней амортизацией, такими же, как на «Тигр II» (800 танков было переоборудовано).

Корпус танка имел довольно простые очертания и выполнялся из катаной стали. Лобовой лист подбашенной коробки располагался под углом 8° к вертикали, верхний лобовой лист корпуса – под углом 77°, нижний – под углом 27°. Бортовые листы – вертикальные, кормовой лист наклонен под углом 8° . В передней части крыши подбашенной коробки имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста. Люки закрывались круглыми крышками, откидывающимися на петлях. В каждой крышке был смонтирован перископический прибор наблюдения. Между люками имелось вентиляционное отверстие, прикрытое броневым колпаком. Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми перегородками. Два крайних отсека при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой; центральный, в котором располагался двигатель, был герметичным. Крайние отсеки закрывались сверху массивными литыми решетками. Две передние решетки служили для притока воздуха, охлаждающего радиаторы, а задние – для его отвода. Надмоторная часть закрывалась крышкой с вентиляционным отверстием, прикрытым броневым колпаком. В днище танка были предусмотрены люки для доступа к генератору и топливному насосу, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки двигателя и спускной пробке картера коробки передач. Отсутствие углов рационального наклона брони компенсировалось ее толщиной: лобовая броня — 100 мм, бортовая — 80 мм, верх корпуса — 26 мм. Корпус и надстройка сварены вместе так, что бортовые пол­ки надстройки приходились над гусеницами, что позволило иметь ши­рокий погон под башню. Начиная с середины 1943 года «Тигры», в основном, обрабатывались пастой «Циммерит», которая спасала корпус от магнитных мин. Парадокс заключался в том, что противники Германии не применяли подобных мин.

88-мм пушка в спарке с пулеметом MG 34 крепилась на внешней маске. Ствол пушки имел длину 56 калибров – 4928 мм; вместе с дульным тормозом – 5316 мм. Масса пушки- 1310 кг. Вертикальная наводка – в пределах от – 6,5° до +17°. Предельная длина отката – 580 мм. В боекомплект входили бронебойные снаряды PzGr 39 (масса- 10,16 кг., начальная скорость- 810 м/с, бронепробиваемость вертикальной стальной плиты на расстоянии 500м- 130 мм., 1000м – 119 мм.), подкалиберные снаряды PzGr 40 (масса- 7,5 кг., начальная скорость-930 м/с, бронепробиваемость на расстоянии 500м- 156 мм.), а также осколочно-фугасные снаряды(масса- 7,65 кг., начальная скорость-600 м/с, бронепробиваемость на расстоянии 500м- 90 мм). Скорострельность пушки – 6-8 выстрелов в минуту. Пушка уравновешивалась с помощью специального гидравлического устройства, расположенного под ее казенной частью. Имелась система продувки ствола от пороховых газов для снижения загазованности боевого отделения.
Для наведения пушки на танках первых серий использовались бинокулярные телескопические прицелы TZF 9a, последующие серии оборудовались усовершенствованными монокулярными TZF 9c. Отличные немецкие прицелы позволяли хорошо обученному наводчику поражать цели на больших дистанциях с первого выстрела.
Толщина маски достигала 110 мм, и она служила противовесом длинному орудийному стволу танка.Башня собиралась с броневой плитой, изогнутой в виде подковы. На танках первых выпусков башня имела две пистолетных амбразуры в кормовой части и цилиндрическую смот­ровую башенку со смотровыми щелями. У первых же серийных машин был изменен ящик для снаряжения и ЗИПа, крепившийся на корме башни. На прототипах использовался ящик, позаимствованный у Pz.III. Для самообороны от вражеской пехоты по периметру корпуса были смонтированы мортирки для противопехотных мин типа “S”. Эта мина, боевая часть которой включала 360 стальных шариков, выстреливалась на небольшую высоту и разрывалась. Кроме того, на башнях танков ранних выпусков устанавливались дымовые гранатометы NbK 39 калибра 90 мм (по три с каждой стороны). Последние также можно было использовать для стрельбы минами типа “S”.На машинах поздних выпусков для этой цели служило “оружие ближней обороны” – Nahverteidigungswaffe – мортирка, установленная внутри танка, и стрелявшая через амбразуру, расположенную на крыше башни за люком заряжающего. В декабре 1942 г. правую пи­столетную амбразуру в башне заменили на эвакуационный люк, а в июле 1943 г. (с 391-й машины) на башне установили новую командирскую башенку, унифицированную с башенкой “Пантеры” и имевшую устройство для крепления зенитного пулемета MG 34, а также перископический прибор наблюдения перед люком заряжающего. Были внесены изменения в спусковой механизм пушки, в стопор пушки по-походному, крепление спаренного пулемета, сиденья членов экипажа и др. На ее бортах разместили укладку запасных траков, которые до этого располагались только на нижнем лобовом листе корпуса. Пять траков крепились с левой, а три – с правой стороны. Вращение башни обеспечивалось гидравлическим приводом мощностью 4кВт, который приводился в действие от коробки передач. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала. Отбор мощности производился от коробки передач с помощью специального карданного вала. При 1500 об/мин коленчатого вала поворот башни на 360° осуществлялся за 1 мин. Когда двигатель танка не работал, вращение башни осуществлялось вручную. Башня, вследствие большого вылета пушки и тяжелой броневой маски, была неуравновешенна, что делало невозможным ее поворот вручную при крене в 5°. В 1942 году фирма «Рейнметалл-Борзиг» разработала новый тип башни с 75-мм пушкой KwK 42 L/70. Готовилось также перевооружение «Тигров» 88-мм пушкой KwK 43 L/71.Но в это время уже шла разработка танка VK4503 – будущего “Королевского тигра”, размеры башни которого куда больше подходили для нового орудия.

На первых 250 танках (произведенных до мая 1943 года) в качестве силовой установки применялись двигатели «Майбах» HL 210P30 мощностью 650 л. с..Остальные машины оснащались 700-сильными двигателями «Майбах» HL 230Р45. И те, и другие силовые установки представляли собой 12-цилиндровые V-образные рядные карбюраторные моторы жидкостного охлаждения. Диаметр цилиндра 125 и 130 мм. Ход поршня 145 мм. Степень сжатия 7(HL 210P30) и 6,8(HL 230P45). Рабочий объем 21 353 см2 и 23 095 см2. Сухая масса двигателей 1200-1300 кг. Следует подчеркнуть, что двигатель HL 230P45 был практически идентичен двигателю HL 230РЗО танка “Пантера”. Для повышения жесткости картер этого двигателя был выполнен из серого чугуна без разъема в плоскости коленчатого вала, то есть имел так называемую “туннельную” конструкцию. Топливо-этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость четырех бензобаков 534 л. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе-270 л, по бездорожью – 480 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех топливных насосов Solex. Карбюраторов – четыре, марки Solex 52FFJIID. Система охлаждения – жидкостная, с двумя радиаторами. По обеим сторонам двигателя располагались сдвоенные вентиляторы. В связи с изоляцией моторного отсека от воздухопритоков системы охлаждения на обоих двигателях был применен специальный обдув выхлопных коллекторов и генератора. Для ускорения прогрева охлаждающей жидкости в процессе запуска двигателя в холодное время года была предусмотрена возможность установки термостатов с обратным перепуском через закороченный контур. Трансмиссия состояла из карданной передачи, коробки передач со встроенным главным фрикционом, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов.
По пасспорту максимальная скорость Тигра 38 км/ч. Есть данные, что это заниженный показатель, а в паспорте он был прописан дабы продлить срок службы малонадежного мотора фирмы “Майбах”, а в полевых условиях, танкисты, которые прошли не один бой, снимали ограничитель, и танк мог развить скорость до 45,5 км/час.
Коробка передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16А продукции завода Zahnradfabrik в Фридрихсхафене – безвальная, с продольным расположением осей, восьмиступенчатая, с постоянным зацеплением шестерен, с центральным синхронизатором и индивидуальными тормозами, с полуавтоматическим управлением. Коробка обеспечивала 8 передач вперед и 4 назад. Ее особенностью являлось отсутствие общих валов для нескольких шестерен, каждая шестерня монтировалась на отдельных подшипниках. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач было достаточно перевести рычажок, не выжимая педали главного фрикциона. Сервопривод автоматически, без участия водителя, выключал главный фрикцион и ранее включенную передачу, производил синхронизацию угловых скоростей включаемых зубчатых муфт, включал новую передачу, а затем плавно включал и главный фрикцион. В случае порчи гидравлической аппаратуры переключение шестерен и выключение главного фрикциона можно было производить механическим путем. Система смазки шестерен – струйная, с подачей масла в место зацепления при сухом картере. Картер коробки передач центрировался и жестко соединялся с картером механизма поворота, образуя двухпоточный механизм передач и поворота. Последний крепился в носовой части корпуса танка, причем в расточку передней части картера запрессовывалось резиновое кольцо опорной балки, жестко закрепленной в броневом корпусе. Многодисковый главный фрикцион с трением рабочих поверхностей в масле был конструктивно встроен в коробку передач, так же как и стояночный тормоз. Фрикционно-шестеренчатый механизм поворота с двойным подводом мощности обеспечивал танку по два фиксированных радиуса поворота на каждой передаче. При этом максимальный радиус составлял 165 м, минимальный – 3,44 м. Более крутые повороты при включенной передаче, в том числе вокруг отстающей гусеницы, трансмиссией танка не обеспечивались. Для эксплуатации в африканской пустыне и в южных районах России на кормовом листе корпуса монтировались воздушные фильтры типа Feifel, которые перестали устанавливать на более поздние версии танка.

Гусеницы танка были стальные, мелкозвенчатые, из 96 двухгребневых траков каждая.
«Тигры» оснащались двумя типами гусениц: узкими (520мм.), использовавшимися для транспортировки, и широкими (720мм.), использовавшимися при выполнении боевых заданий. Также были разработаны специальные железнодорожные платформы для перевозки и быстрой выгрузки танков. При использовании транспортных гусениц удельное давление на грунт возрастало до 1,53 кг/см2.

Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12В. Источники: генератор Bosch GULN 1000/12-1000 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch емкостью 150 Ач. Потребители: электростартер Bosch BPD 6/24 мощностью 4,4 кВт, система зажигания, башенный вентилятор, контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуски пушки и пулеметов. Все танки “Тигр” оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом. На танках стояла автоматическая система пожаротушения, срабатывавшая при температуре более 120°С .Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.

Цена производства одного танка “Тигр” составляла 250 800 марок (для сравнения – Pz III стоил 96 163 марок, а “Пантера” – 177 000)

84 «Тигра» были оборудованы в качестве командирских машин с уста­новкой второй радиостанции, но с уменьшением боекомплекта до 66 пушечных выстрелов и 4050 пулеметных патронов. Всего было произведено 1354 единицы с июня 1942 года по август 1944. В зависимости от назначения командирские танки Pz.Bef.Wg. Tiger Ausf.E существовали в двух вариантах, отличавшихся набором радиостанций. Sd.Kfz.267 с радиостанциями Fu 5 и Fu 8 предназначался для дивизионного звена, а Sd.Kfz.268 с Fu 5 и Fu 7 – для командиров рот и батальонов.

Первые 495 танков оснащались оборудованием для подводного вождения, позволявшим преодолевать своим ходом по дну водные преграды глубиной до 4 м. Над специальным лючком в крыше моторного отделения устанавливалась трехметровая телескопическая труба (шнорхель, подобные использовались на немецких подводных лодках) для подачи воздуха в двигатель. Выхлоп производился непосредственно в воду. Все люки танка имели резиновые уплотнения. С особой тщательностью герметизировалась моторная перегородка, чтобы выхлопные газы не проникали в обитаемые отделения танка. В ходе испытаний на заводском полигоне, где для этой цели был построен специальный бассейн, танк с работающим двигателем находился под водой до 2,5 часа. В то время “Тигр” был единственным серийным танком в мире, оснащенным в массовом порядке оборудованием подводного вождения, которое нашло широкое применение в танкостроении лишь в 50-е годы. Правда, в войсках это оборудование практически не использовалось, и от него со временем отказались. Без подобного оборудования танк преодолевал водные преграды глубиной до 1,2 метра.

На основе «Тигра» производились следующие типы бронетехники:
Tiger (P) – Прототип Порше (5 единиц)
Befehlswagen Tiger I Ausf. E (Sd. Kfz. 267/268) – командирский танк
Sturmtiger ausf E – тяжёлая самоходная мортира (18 единиц)
Bergenpanzer Tiger – тяжёлая восстановительная машина (3 единицы)
Ferdinand/Elefant – тяжелая противотанковая САУ, шасси от „Тигра” Порше (90 единиц)

22 сентября 1942 года было принято решение о создании САУ „Фердинанд” с 200-мм броней и 88-мм орудием. Базой для новой САУ был выбран „Тигр” Порше. Именно поэтому САУ и получило свое имя- в честь Фердинанда Порше. К маю 1943 года в войсках имелись 90 САУ „Фердинанд” (653-й и 654-й истребительные противотанковые батальоны). Впервые машины вступили в бой на Курской дуге. До конца 1943 года на эти САУ не устанавливались никакие средства ближнего боя. Когда эти машины поступали в ремонт, в лобовом листе устанавливался пулемет. Так было переоборудовано 48 машин. „Фердинанды” с установленым на них пулеметом получили название „Элефант”. В дальнейшем воевали в районе Днепра и в Италии.

С учетом уличных боев в Сталинграде 5 августа 1943 было решено создать штурмовую САУ на базе „Тигра”, вооруженную 380-мм корабельной мортирой (дальность стрельбы-4600м.) . Новой САУ было присвоено наименование 38cm RW61 auf Sturmmurser «Tiger» или просто «штурмтигры» (Sturmtiger). Всего было выпущено 18 машин, все они поступили на вооружение в 1001-ю, 1002-ю, 1003-ю роты штурмовых мортир. Впервые применены при подавлении восстания евреев в варшавском гетто. В основном использовались при обороне территории Германии.

В 1944 году три машины были переделаны в восстановительные машины Bergenpanzer Tiger. Вместо башни на корпусе устанавливалась лебедка. Все машины воевали в Италии (Анцио).

В 1945 году планировалось переоборудовать некоторое количество «Тигров» в огнеметные танки. На машинах «Фламмтигр» огнемет устанавливался вместо курсового пулемета MG 34 калибра 7,92 мм.

Боевое применение
Первым подразделением, получившим танки «Тигр», был первый взвод 502-го тяжелого танкового батальона. Поспешно собранные танки в августе 1942 г. были направлены под Ленинград. Танки не удалось сразу применить в бою, поскольку две машины вышли из строя из-за механических поломок. Впервые «Тигры» участвовали в бою 7 октября 1942 года. Удивляет участок фронта, на котором немцы решили впервые применить тяжелые танки. Это болота в районе Мги. В первой атаке, двигаясь гуськом по узкой дороге, немецкие танки попали под фланговый огонь советской противотанковой артиллерии. Один “Тигр” был подбит, а три других остановились из-за поломок. Эти машины, по-видимому, вышедшие из строя по техническим причинам, удалось эвакуировать, а четвертая поврежденная осталась на нейтральной полосе, где простояла почти месяц. Затем по личному указанию Гитлера ее взорвали.

Хотя отзывы о машине среди немецких танкистов были вполне положительные – хоть танк и имел некоторые проблемы с ходовой, многие противотанковые пушки противника его не брали. В последствии, в январе 1943 года 1-я рота 502-го батальона участвовала в тяжелых боях в ходе отражения советского наступления по прорыву блокады Ленинграда. На 10 января в составе роты имелось семь “Тигров”, а также три Pz.IIIN и семь Pz.IIIL. К концу месяца пять “Тигров” было потеряно в боях, причем три из них подорвали экипажи. Одна машина, сравнительно легко поврежденная и по какой-то причине не подорванная экипажем, была захвачена нашими войсками. Советские бронебойщики повредили смотровые приборы машины. Немцы пытались отбить танк в контратаках. В последствии танк вывезен на полигон в Кубинке советскими войсками и обстрелян из орудий для выявления слабых мест и для получения информации о стойкости брони.

«Тигры» стали поступать в отдельные тяжелые танковые бата­льоны и в роты тяжелых танков трех дивизий СС и дивизию «Вели­кая Германия».
«Тигры» входили в состав специальных тяжёлых танковых батальонов – schwere Panzer Abteilung (sPzAbt.) в обоих танковых родах войск: Wehrmacht (с 501-го по 510-й) и Waffen SS (с 101-го по 103-й). Эти подразделения были впервые специально созданы для танков «Тигр». Они могли действовать как самостоятельно, так и в составе подразделений сухопутной армии.

В 1942 и в начале 1943 года тяжелый танковый батальон организационно состоял из четырех рот, причем только две из них были танковые (с весны 1943 года- соответственно пять и три). Следует отметить, что в ряде случаев вплоть до осени 1943 года батальоны имели смешанный боевой состав. Наряду с тяжелыми танками “Тигр” на их вооружении состояли средние Pz.III Ausf.L, M и N. Причем в 1942 году в тяжелых батальонах последние составляли большинство. К 1944 году боевой состав новых частей стал более однородным. В танковых ротах и штабе имелись теперь только “Тигры”, машины иного типа – средние Pz.lV Ausf.H – сохранились лишь в танковом взводе роты обеспечения. Кстати, эти танки, резко отличавшиеся от остальных “четверок” по внешнему виду из-за противокумулятивных экранов, наши бойцы часто принимали за “Тигры”. Более того, даже в боевых донесениях они часто именовались “Тигр”, тип 4″, что резко “увеличивало” статистику примененных на том или ином участке фронта немецких тяжелых танков. Впрочем, в некоторых батальонах по-прежнему оставались на вооружении Pz.IIIN, а в sPzAbt 502, например, имелся взвод самоходных установок Jagdpanzer 38(t) Hetzer.

Первое массовое применение «Тигров»- операция «Снежная буря»-неудачная попытка деблокады 6-й армии Паулюса в начале 1943 года у реки Мышковая, хотя на данный момент идут споры среди историков об истинности факта пребывания “Тигров” в ударной группировке Гота. Несколько «Тигров» 501-го танкового батальона приняли участие в боях в Северном Тунисе в декабре 1942.
В 1942- 1943 годах немцы сформировали 10 тяжелых танковых батальонов вермахта и 4 роты для дивизий “Великая Германия” (Gross deutschland), “Лейбштандарт СС Адольф Гитлер” (Leibstandarte SS Adolf Hitler), “Рейх” (Das Reich) и “Мертвая голова” (Totenkopf). На базе этих рот затем также были сформированы батальоны. Большинство тяжелых танковых батальонов воевало на Восточном фронте. На Восточном фронте никогда не появлялся sPzAbt 504, действовавший в Африке, а затем в Италии, и sPzAbt 508, также сражавшийся в Италии. На Восточном фронте находились и все роты, а также один из сформированных на их основе батальонов – 3-й батальон моторизованной дивизии “Великая Германия”. Остальные батальоны воевали на Западе.

Наиболее массово “Тигры” использовались во время Курской битвы, или, как она называлась у немцев, операции “Цитадель”. К 12 мая 1943 года для участия в этом сражении планировалось иметь 285 боеготовых “Тигров”, но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции “Цитадель” приняли участие два тяжелых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий. На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один – 505-й тяжелый танковый батальон (45 танков “Тигр”, 4 потеряно в бою в районе Теплое). Основную ударную силу на северном фасе составляли более надежные “Фердинанды”, в sPzJagAbt 653 и 654 было 88 машин (потери за июль -39). В 503-м тяжелом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 “Тигра”. Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы “Кемпф” и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии: его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре “Тигра”. Что же касается сражения под Прохоровкой, то непосредственное участие в нем 11-12 июля 1943 года приняли “Тигры” моторизованных дивизий СС “Лейбштандарт Адольф Гитлер”, “Рейх” и “Мертвая голова” – всего 42 машины этого типа. Еще 15 “Тиграми” располагала моторизованная дивизия “Великая Германия”, наступавшая на Обояньском направлении. Таким образом, в операции “Цитадель” приняли участие только 144 тяжелых танка “Тигр”, что составляет всего 7,6% от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они, конечно, оказать не могли, тем более что применялись достаточно разрозненно. Вместе с тем следует признать, что пропагандистская кампания, сопровождавшая их появление на фронте, определенного результата достигла. Сообщения об атакующих и подбитых “Тиграх” часто поступали с участков фронта, где их не было и в помине. Во-первых, за “Тигры” часто принимали танки других типов, а во-вторых, из-за так называемой “тигробоязни”. Страх перед немецкими танками, сидевший в солдатах с 1941 – 1942 годов, оставался еще силен, а тут появился новый танк, почти неуязвимый для нашей артиллерии. Если верить немецким данным, то в течение июля-августа 1943 года безвозвратные потери составили 73 танка “Тигр”, а к концу года – 274 танка. При этом в 1943 году в строй после ремонта вернулись только 19 танков этого типа!

К началу высадки союзников в Нормандии в июне 1944-го немцы располагали на Западе 102 “Тиграми” в составе трех тяжелых танковых батальонов СС: 101, 102 и 103-го. Больше других отличился первый, в основном благодаря тому, что одной из его рот командовал самый результативный немецкий танкист – оберштурмфюрер СС Михаэль Виттман. Боевую карьеру он начал на Восточном фронте в январе 1943 года, участвовал в Курской битве и к апрелю 1944 года довел число своих побед до 117 (по немецким данным). Весной 1944 года дивизию “Лейбштандарт СС Адольф Гитлер”, в которой служил Виттман, перебросили в Бельгию. Здесь на базе 13-й роты 1-го танкового полка этой дивизии и сформировали 101-й тяжелый танковый батальон СС. Свой, без сомнения, самый известный бой Виттман провел на улицах городка Виллер-Бокаж в Нормандии, где он грамотно воспользовался преимуществами местости и разгромил колону британских танков. Виттман погиб 8 августа 1944 года близ Фалеза в бою с “Шерманами” 4-й канадской танковой дивизии. С дистанции 1800 м он подбил два “Шермана” из 1-го эскадрона. Чтобы разорвать строй атакующих, “Тигр” Виттмана рванулся вперед, подбил еще один “Шерман”, но тут же получил пять попаданий с близкой дистанции. Три снаряда пробили башню, весь экипаж погиб. Помимо этой версии есть еще несколько: танк Виттмана был подбит польским танкистом на «Кромвеле» либо британским летчиком на «Тайфуне». В своем последнем бою Виттман подбил три танка. По немецким данным всего на его счету числится 138 танков и САУ. Вероятно, цифра завышена. Для сравнения, самый результативный советский танкист старший лейтенант Д.Ф.Лавриненко, по официальным данным, уже за четыре военных месяца 1941 года на своем Т-34 подбил 52 немецких танка. Если бы не гибель в декабре 41-го, он вероятно мог бы составить серьезную конкуренцию немецкому танковому асу. Когда Адольф Гитлер узнал о подвигах немецких танкистов-асов, он сказал, что теперь знает, что один батальон „Тигров” значит намного больше, чем стандартная танковая дивизия. Впрочем, высокая результативность отдельных танкистов не могла спасти немецкие войска от поражения. Так, например, 101-й тяжелый танковый батальон СС, в котором служил Виттман, в боях у Фалеза был разгромлен.
Чтобы рассказать о тактических приемах немцев, обратимся к рапорту 2-й новозеландской дивизии о боях под Флоренцией в сентябре 1944 года. Итак
“Применение. Обычно Тигры действуют из засады, причём обязательно хорошо замаскированной, чаще всего ветками и листвой. Наиболее распространены следующие способы боевого применения Тигров:

1. Скрытый до половины корпуса, Тигр тщательно выбирает подходящую мишень для своей пушки.

2. Тигр действует на заранее подготовленном участке, подступы к которому хорошо защищаются. В этом случае Тигр наносит несколько страшных ударов из первой позиции, а затем быстро отступает на следующую

3. Тигр действует в тесном взаимодействии с пехотой, усиливает её своим присутствием и разрушает наши укрепления.

4. Тигр действует при поддержке по меньшей мере одного танка или САУ. Это самый распространённый случай его применения.

5. Иногда сопровождает пехоту. В данном случае 6-12 пехотинцев двигаются на расстоянии 50 ярдов (45,6 метра) от танка.”

Толстая броня танка Тигр и мощное вооружение делали его грозным противником для танков союзников и СССР.

Вот что писал в своих мемуарах командир “Тигра” Отто Кариус:
…Нашими самыми опасными противниками в России были танки Т-34 и Т-34/85, которые были оснащены длинноствольными 76,2- и 85-мм пушками. Эти танки представляли для нас опасность уже на расстоянии 600 метров с фронта, 1500 метров с боков и 1800 метров с тыла. Танк “Иосиф Сталин”, с которым мы познакомились в 1944 году, как минимум, был равен нашему “Тигру”. Он значительно выигрывал с точки зрения формы”.

На дальних дистанциях у средних танков не было шансов против „Тигра”. Известны случаи поражения танком „Тигр” Т-34-85 с дистанции 3900 м.
Все эти превосходства породили так называемую „Тигробоязнь”. Это также влияло на моральный дух как немцев, так и их врагов.
Из Рапорта 2-й новозеландской дивизии о боях под Флоренцией. Сентябрь 1944:
“…Излишняя самонадеянность. Немцы столь высокого мнения о своих тяжёлых танках, что зачастую используют их совершенно безрассудно, не останавливаясь перед неоправданным риском. Например, были случаи, когда экипажи подставляли Тигры подогонь тяжёлых противотанковых орудий, действовавших с небольшого расстояния. Часты случаи, когда Тигры далеко отрываются от сопровождения, превращаясь в удобную мишень. ”

Основным средством борьбы с танками „Тигр” на западном фронте являлась авиация. В следствие полного превосходства союзников в воздухе на крышу башни стали монтировать зенитный пулемет MG-42. Для борьбы с “Тиграми” на больших дистанциях довольно эффективно применялись американские истребители танков М10 Wolwerine (пушка 76,2-мм), M18 Hellcat (76,2), M36 Slugger (90-мм). Действовали эти машины восновном из засад. У британцев едва ли не единственным средством для борьбы с “Тиграми” являлся танк Sherman Firefly (светлячок), предствавлявший собой танк М4 Sherman, поставлявшийся из США по Ленд-лизу с устанавливаемым на него с февраля 1944 года 76,2-мм (17 фунтовым) орудием. В среднем один Firefly давался на группу из 4 танков.
Пехота же отбивалась от грозных немецких танков в основном ручгыми гранатометами. В апреле 1945 года зафиксирован случай, когда британский солдат подбил “Тигр” благодаря одному-единственному удачному выстрелу из ручного гранатомета “PIAT”.

На восточном фронте имелись танки и САУ, способные бороться с „Тиграми” на больших дистанциях, но восновном они начали применяться с 1944 года (ИС-2, ИСУ-152, Су-85, Су-100 и др.). Что касается противотанковой артиллерии, то можно сказать, что бронебойный снаряд самого распространенного орудия ЗиС-3 (76,2-мм) пробивал лобовую броню с 500 м, а бортовую и кормовую- даже с 1500 м. Довольно эффективно себя показали 122-мм снаряды, выпущенные из пушки МЛ-20, поставленой на прямую наводку. И вообще, массированное применение полевой артиллерии оказалось эффективным способом обратить “Тигров” в бегство. Экипажи опасались за оптику, электрооборудование и прочие хрупкие детали машины и ретировались с поля боя. Довольно эффективными были противотанковые авиабомбы (ПТАБ), сброшенные с штурмовиков Ил-2.

В большинстве случаев вне зависимости от типа танка (Т-34-85, например, не уступал по скорострельности пушки, но ему еще нужно было подойти на дистанцию эффективного, с точки зрения бронепробиваемости, выстрела) победа над “Тигром” одерживалась при численном превосходстве. И наши танкисты, и союзные стремились быстрее сблизиться с “Тигром”, чтобы уравнять шансы.
На малых дистанциях боя “Тигр” терял свои основные преимущества в вооружении и броневой защите. Интенсивно маневрировать он не мог. Тут в полной мере сказывался основной его недостаток – слишком большая масса танка Тигр, вызванная нерациональным расположением броневых листов корпуса и башни, применение ходовой части с шахматным расположением катков, а также стремление добиться минимального отношения длины опорной поверхности к ширине колеи приведшее к увеличению ширины корпуса.

Танком аналогичного класса, что и “Тигр” в Красной армии являлся ИС-2, поэтому рождается вопрос – а кто же лучше? Честно говоря, столкновения ИС-2 с “Тиграми” были довольно редкими. Во всяком случае в описаниях боевого пути немецких тяжелых танковых батальонов таких фактов встречается не более десяти
По сравнению с “Тигром”, ИС-2 был лучше и рациональнее бронирован и это несмотря на то, что советский танк весил на 10 тонн меньше. Главной причиной этого преимущества была все та же компактность и меньший внутренний объем ИСа. По бронепробиваемости 88-мм пушка “Тигра” была примерно равна 122-мм пушке ИСа в частности это зависело и от более качественных боеприпасов, однако в 1,39 раза уступала ей при стрельбе фугасными снарядами. Боезапас “Тигра” был втрое больше, чем у ИС-2.
Скорострельность немецкой KwK 36 была вдвое больше, чем у Д-25 (с полуавтоматическим затвором) и почти втрое – чем у А-19Т (с поршневым затвором). Немецкая оптика превосходила советскую. По маневренности оба танка были примерно равны, но “Тигр”, будучи почти квадратным, обладал исключительной поворотливостью. Оба танка могли уверенно пробить лобовую броню друг друга с дистанции 1 км. На более длинных дистанциях успех зависел от выучки экипажа и условий поля боя. Благодаря чуть более толстой броне ИС-2 имел некоторое преимущество над “Тигром” на дистанциях больше 1500 метров, с другой стороны немецкие танки были оснащены более качественными прицелами, которые повышали точность огня на дальних дистанциях. Поэтому преимущество зависело прежде всего от тактической ситуации и подготовки экипажа.

Отто Кариус:”Мощь танка в его броне, его подвижности и, наконец, в его вооружении. Эти три фактора следует соотнести друг с другом так, чтобы была достигнута максимальная эффективность танка в действии. Похоже, что этот идеал нашел свое воплощение в ‘тигре’. 88-мм пушка достаточно хороша для того, чтобы уничтожить любой танк, исходя из того, что вы наносите ему удар в уязвимое место. Наш ‘тигр’ был достаточно прочным спереди, чтобы выдержать несколько артиллерийских нападений. Однако мы не могли допустить, чтобы удар нам был нанесен сбоку, сзади и особенно сверху. И тут требовался расчет и опыт.

Правилами, которыми мы руководствовались, были: ‘Стреляй первым, а если не можешь этого сделать, по крайней мере, нападай первым’. Предпосылкой для этого, конечно, было функционирование в полной мере связи от танка к танку, а также между членами экипажа. Более того, требовалось наличие быстро действующей и точной системы наводки орудия. В большинстве случаев у русских отсутствовали обе эти предпосылки. По этой причине они часто оказывались в невыгодном положении, даже при том, что не уступали нам в броне, вооружении и маневренности. С танками ‘Иосиф Сталин’ они даже превосходили нас.”

У союзников же ничего подобного не было до самого конца войны. В начале 1945 года на фронте появился тяжелый М26 Pershing, но на ход боевых действий он никак не повлиял. Несколько машин повоевали на Окинаве.

Всего в 1944 году немцы потеряли 756 “Тигров”, при этом из ремонта вернулись в строй только 60. На начало ноября 1944 года вермахт и войска СС располагали 317 “Тиграми” на Восточном фронте, 84 – на Западном и 36- в Италии. К 1 марта 1945 года Красной Армией и войсками западных союзников было уничтожено 1032 танка этого типа. На ту же дату, по официальной немецкой статистике, в армии резерва имелось 43 “Тигра”, включая пять учебных, а во фронтовых частях – 142 машины, включая 31 командирскую.
“Тигры” были на вооружении и у союзников Германии. Летом 1943 года три танка “Тигр” передали во временное пользование итальянцам. После капитуляции Италии их вновь вернули под знамена Панцерваффе.
В 1944 году небольшое количество (3-12) «Тигров» было продано в Венгрию. Также один танк был закуплен Японией, но доставить на подлодке в разобранном виде не получилось. В итоге Япония сдала танк в аренду немцам.
В настоящее время два “Тигра” находятся в Британском Королевском танковом музее в Бовингтоне; по одному – в музее Абердинского полигона в США, во французском танковом музее в Самюре и в подмосковной Кубинке.
танк тигр сбоку
ОЦЕНКА ТАНКА
Компоновка “Тигра” обеспечивала комфортные условия экипажу в бою и позволяла рационально и удобно разместить внутренние агрегаты. Техническое обслуживание трансмиссии осуществлялось без выхода экипажа из танка. Вместе с тем при более сложных неисправностях для ремонта приходилось снимать башню.
О трансмиссии и органах управления стоит поговорить особо. Ничего подобного с точки зрения удобства для механика-водителя не встречалось ни на одном танке тех лет, за исключением “Королевского тигра”, имевшего аналогичную трансмиссию. За счет применения автоматического гидравлического сервопривода для управления 56-тонным танком не требовалось сколь-нибудь значительных физических усилий. Передачи переключались буквально двумя пальцами. Поворот осуществлялся легким поворотом штурвала. Управление танком было настолько простым, что с ним мог справиться любой член экипажа, что в боевой обстановке оказывалось немаловажным. Отто Кариус: “…Он и в самом деле ездил, как автомобиль. Буквально двумя пальцами мы могли управлять 60-тонным гигантом мощностью 700 лошадиных сил, ехать со скоростью 45 километров в час по дороге и 20 километров в час по пересеченной местности. Однако с учетом дополнительного оборудования мы могли двигаться по дороге со скоростью 20-25 километров в час и соответственно с еще меньшей скоростью по бездорожью.”
Помимо трансмиссии, хорошей поворотливости танка способствовало маленькое отношение длины опорной поверхности к ширине колеи L/B – 1,26 (для сравнения: у “Пантеры” – 1,5, у ИС-2– 1,78, y Mk lV – 1,72), а также прямоугольная форма корпуса.
Вооружение- сильнейшая сторона этого танка. 88-мм пушка танка Тигр отлично боролась со всеми видами бронетехники врагов Германии. Благодаря великолепным прицелам и выучке танкистов “Тигр” мог поражать вражеские танки не подпуская их близко к себе, а иногда и не обнаруживая собственной позиции. При этом, орудие имело неплохую скорострельность – 6-8 выстрелов в минуту.
“Тигр майора Шульце, благодаря мастерству водителя унтерофицера Фринлинга, добрался до Ахума и спрятался за пылавшей фермой. В это время, по дороге перед фермой двигался танковый авангард 5-ой танковой дивизии США. Внезапно, порыв ветра отнес завесу дыма, и Тигр оказался как на ладони. Шерманы устремились к Тигру, но его орудие повернулось в их сторону и сделало четыре выстрела. Три американских танка и бронеавтомобиль были подбиты. ” (“Малоизвестная история кампфгруппы Шульце”из статьи доктора Джузеппе Финицио).
Как видим, чтобы поразить четыре движущиеся цели танку потребовалось всего четыре выстрела.
Ходовая часть с шахматным расположением катков, обеспечивая танку ряд преимуществ перед традиционной (плавность хода, меньший износ резиновых бандажей), кроме недостаточной маневренности в ближнем бою, сложности в производстве и эксплуатации, была очень тяжелой. Суммарная масса опорных катков “Тигра” составляла 7 т, а у ИС-2, например, -3,5. Общий же вес ходовой части с гусеницами у “Тигра” равнялся 14 т, у ИС-2- 9,3т. Соответственно 24,6% и 20,2% от массы машины. Помимо этого минусов шахматного расположения катков можно считать и то, что в зимних условиях на Восточном фронте грязь и снег, свечера набившиеся между катками к утру не позволяли танку сдвинуться с места. При поломке катка, расположенного ближе к корпусу ремонт мог затянуться на день.
Вероятно, если бы немецкие конструкторы расположили броневые листы под рациональными углами наклона и немного уменьшили их толщину (что не сказалось бы отрицательно на защищенности машины), применили бы традиционную ходовую часть и , наконец ограничили значение L/B=1,5 (как у “Пантеры”), то у них бы вышло снизить массу “Тигра” до 45 – 46 т. При этом удельная мощность возросла бы до 14 л.с./т, а удельное давление существенно понизилось, что положительно сказалось бы на подвижности и проходимости танка (что особо важно в условиях Восточного фронта), был бы исключен перегрев двигателя и трансмиссии, связанный с перегруженностью конструкции. Именно выход из строя двигателя и трансмиссии был “хронической болезнью” танка, от которой не получилось избавиться до конца войны. Наверное, самым невезучим в плане поломок оказался 508-й тяжелый танковый батальон. С 23 по 25 мая 1944 года батальон потерял практически все свои танки возле Чистерна-ди-Рома. Тут ярко и фатально проявилась техническая ненадежность “Тигра”. Например, когда 23 мая 1944 года шестнадцать “Тигров” попытались выехать на насыпь возле железнодорожного вокзала, три “Тигра” “скончалось” так и не увидав противника: у двух слетели гусеницы с ведущих колес, а у третьего классически сломалась коробка передач. Несколько “Тигров” просто не смогли взобраться по склону на насыпь из-за того, что орудия упирались в склон и, главное, двигатели машин не тянули собственный вес.
Тяжесть “Тигра” была проблемой и при пересечении рек на Восточном фронте – не каждый советский мост мог выдержать машину массой почти в 60 т.
Тем не менее, не смотря на описанные выше недостатки ходовой части, “Тигр” является едва ли не лучшим тяжелым танком войны. Конкуренцию ему может составить лишь ИС-2, не уступавший “Тигру” ни в чем, кроме вооружения. Он не был неуязвимым танком, но его репутация наводила ужас на танкистов, пехотинцев и артиллеристов союзников. Тяжелый танк Тигр стал легендой Второй мировой войны, несмотря на свои недостатки и относительной малый объем выпуска (всего 1355 единиц).
ТТХ танка “Тигр”

Pz.Kpfw.VI (Sd.Kfz.181) Tiger Ausf Е
Экипаж (чел) 5
Длина с пушкой вперед (м) 8,453
Ширина (м) 3,700
Высота по башне (м) 2,934
Клиренс (м) 0,43
Боевая масса (т) 57
Вооружение 1×88-мм пушка 8,8cm kWk36 L/56
2×7,92-мм пулемет MG-34
Боекомплект, выстрелов
патронов для пулеметов 92
4800
Угол горизонтального наведения, градусов 360
Угол вертикального наведения, градусов -9 +10
Двигатель «Майбах» HL 120 Р45
12-цилиндровый, V-образный, жидкостного охлаждения, мощность 700 л. с. при 3000 об/мин.
КП 8 вперед, 4 назад
Максимальная скорость по шоссе (км/ч) 38
по грунтовой дороге 20
Запас хода по шоссе (км) 140
по грунтовой дороге (км) 100
Толщина брони танка Тигр
Лоб надстройки (мм/ угол наклона в градусах) 100/10
Лоб корпуса 100/24

Маска пушки 110/0
Борт башни 80/0
Борт надстройки 80/0
Борт корпуса 60/0
Корма башни 80/0
Корма надстройки 25/90
Корма корпуса 80/8
Крыша башни 25
Круша корпуса 25
Днище 25
Максимальный подъем грудусов 35
Высота преодолеваемой стенки м 0,8
Ширина преодолеваемого рва 2,3
Глубина преодолеваемого брода 1,2

Leave a Reply